wrapper

Новость дня

16+

 

s 2018 10 seBAR 1

 

 

 

 

 

s 2018 10 seBAR 2

s 2018 10 seBAR 3

s 2018 10 seBAR 4

А Ольга Андреевна продолжила:

- Врачи сейчас знают только законы! А мы знали обязанности! Всю медицину сейчас развалили! Работать некому! Все, с кем работала, уходят. Никто не шевелится. Вот сейчас на прием пациента норму устанавливают. Вот у меня норма была – от фельдшерского пункта до дороги. Кулики мои были, Грязнуха, Чудово, Красный Маяк, - все мое было, вот это норма. Отовсюду ко мне лечиться ездили. И хоть бы когда Ольга Андреевна рот разинула и в лечении отказала. А у этих норма по больным!

Как выяснилось в ходе монолога Ольги Андреевны, родом она из-под Москвы, сейчас этот город называется Чехов, видела и войну, и страшные бои, которые там шли. Закончила Московское медицинское училище при институте им. Короленко. Получила профессию фельдшера. Ну и махнула вместе с подружкой на Урал. Это был 1956 год.

– Приехала я такая вся деловая, мадам московская. Больница тогда в Глухово была, главному врачу заявила, что приехала за медалью, в Москве-то не развернешься. Он глаза выпучил. Предложил на выбор три деревни, подружка отправилась в Гарашки, название-то каким интересным нам показалось, а я решила поехать в Барабу, вообще решила, что название какое-то не русское. Ну ладно, посадили меня в упряжку и повезли. Приехали. Грязюка у стационара. А я в коротенькой юбочке, в ботиночках на танкетке. Говорят: «Пошли дрова пилить». Надела халат, пошла Оля дрова пилить. Мне говорят: «Как вы хорошо пилите!» «Ну так, – ответила я, – я в семье большой выросла, ко всему приучена». Вот и завоевала расположение. Началась работа. Отправили меня в стационар на пять коек, который находился в избе. Воду таскали сами, дрова пилили, все сами. Я даже и не подозревала, что акушеркой стану. Фельдшер я!

Работала Ольга Андреевна на несколько сёл днем и ночью, больные приезжали отовсюду. Все хотели попасть к московской врачихе. А она никому и не отказывала, всех лечила, со всеми разговаривала, утешала. На лошади да пешком бывало ходила к больным, а по ночам за ними ухаживала в стационаре. А спустя некоторое время пригласили работать в роддом, который тоже располагался в избушке.

– Первое, что меня удивило, это кипятильное (от ред.: белоснежное) белье, пеленочки чистые, думала, что новые, выяснилось, что сотрудники его кипятят до такой белизны. Акушерка, которая хотела, чтобы я встала на ее место, заманивала меня разными способами. И весы-то мне новые подарила, и набор инструментов… Заманила.

Так и стала трудиться юная Ольга акушеркой. Днем на приеме в стационаре, ночью роды принимала.

– Как начали все рожать! Я за четыре года более 200 родов приняла. И случаи-то бывали разные. Как-то раз женщина двойню рожать начала, а один ребенок поперек лег. А я делать-то не знаю чего. Побежала за советом к конюху, ну он же принимает роды у кобыл-то. Сказал он мне, мол, рукой переворачивай ребенка. Да как?! Страшно, а вдруг что не так сделаю? Начала переворачивать – не получается. Отправила одного товарища в город за Владимиром Георгиевичем Семенищевым, это отец сегодняшнего хирурга в больнице Георгия Владимировича. Пока тот приехал, я сама со всем справилась. Родили. Он приехал весь деловой, в белом плаще. На мотоцикле-то и в белом! Капец плащу и пришел. Когда узнал, что родили уже, стал возмущаться, чего, мол, тащили сюда меня. Но подуспокоила я его, он руки попросил помыть, а я вместо этилового спирта, нашатырный ему на руки налила, ох крику-то было… Ну ничего, все выжили, все здоровы. После этих родов сразу первую категорию мне дали.

Я постаралась робко втиснуться в монолог и узнать у нашей героини про ее семью. Выяснилось, что у нее двое детей. Сын сейчас живет в Екатеринбурге, а дочь в Латвии. Дочь родила прямо у коновязи (место для привязывания лошадей).

Вскоре в Барабе построили новую поликлинику с терапией, гинекологией, даже зубной врач приехал. Не хуже, чем в городе. Здесь при колхозе было всё. Сельпо, которое снабжало продукцией не только жителей, но и горожан. Были даже апельсины, что в советское время считалось дефицитом. Лично я в детстве ела апельсины и мандарины только в Новый год.

– Так колхозы всё строили! Для людей старались! Не стало колхозов, и люди стали не нужны. А хорошие врачи и подавно. Нормы у них! А людей-то кто лечить будет? – сетует Ольга Андреевна.

Как уже стало понятно, Ольга Андреевна быстро влилась в деревенскую жизнь. Даже привыкла к тому, что свадьбы в деревне гуляют по две недели. Это время самого большого наплыва больных. Только спиртное она никогда не пила. А брага-то у местных жителей все равно, что квас.

– Вот как-то приехали мы на вызов, – продолжила она, – пить захотела ужасно. Мне говорят: «Вот пей», и подают стакан, квас типа, ну и выпила. И еще попросила. И не квас это был. Наездник кобылы моей был в доску после такого кваса. Пришлось ехать самой обратно. Как распрягала лошадь, не помню, но все было аккуратно и красиво уложено. Потом, когда выяснили, что и не квас это был вовсе, поняла, что еще и пить научилась тут.

Даже выйдя на пенсию, Ольга Андреевна продолжала работать в поликлинике. Ее любили и уважали не только в селе, но и в городе. Старая гвардия врачей, которые уже не работают, знала про медика из Москвы, и никогда никто не сомневался в ее компетентности. Жалеет она, что не юная уже сейчас, а то бы показала всем современным врачам норму и то, как работать надо. Не по закону, а по-человечески.

s 2018 10 seBAR 5

Читайте также:

с. Каменноозёрское

с. Троицкое

с. Байны

с. Ильинское

с. Гарашкинское

с. Коменки

с. Грязновское

с. Тыгиш

с. Волковское 

с. Чернокровское

Пасюкова Елена Александровна

Фотокорреспондент

Телефон: 8 (992) 009-51-07

E-mail: pea@narslovo.ru

Поделиться материалом в соцсетях:

Узнай своего участкового

ychastk

Статистика посещений

Рейтинг@Mail.ru
Рамблер Топ100
 
Яндекс.Метрика


 

Жду тебя

pes2017

Ищу хозяина

xoz

Курсы валют

Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com